суббота, 24 апреля 2010 г.

Очередное совещание у мэра

Оперативное совещание у мэра в понедельника — мероприятие куда более интересное, чем даже чашка кофе со свежим рогаликом из кулинарии. Оперативки необычайно бодрят» На них несмотря на сложившейся стереотип, никогда не бывает скучно, но, что куда важнее, после них понимаешь, что в твоей жизни не все так плохо, и на самом деле чиновникам в этой жизни приходиться очень нелегко. Их жизнь значительно тяжелее жизни обычного рядового журналиста. Так и в этот понедельник я шла на оперативку в хорошем расположении духа, несмотря на отсутствие завтрака, и ожидала очередную порцию комичных ситуаций, без которых, к счастью всей журналистской братии, не обходится ни одно оперативное совещание. Был июль. Причем как раз тот день, когда в городе было лето. Купив в киоске мороженое, я не успевала его развернуть, прежде чем оно начинало таять. Жарко было и в конференц-зале Администрации. Ремонт только начался и кондиционеры установить еще не успели. В тот день, наверное, все жители города чувствовали из за жары небывалую сплоченность. Потому что в уморенных жарой взглядах друг друга видели и свои страдания тоже. Так вот. Оперативка началась как всегда ровно в.., ровно во столько как пришел мер и занял свое кожаное кресло. Кресло, кстати, почему то было на колесиках. И иногда, если бывало скучно, мне нравилось фантазировать, как бы легко и шустро мер мог перемещаться по залу на этом самом кресле на колесиках, если бы этого захотел. А что такого? Лично я, например, очень люблю кататься на таких креслах. Жаль, что на телекомпании такое только у генерального директора. Мои размышления прервал очень серьезный голос градоначальника. Я даже вздрогнула от того, насколько стальным был его голос. Всем присутствующим сразу стало ясно — сейчас не о погоде речь пойдет. Следующей фразой наш Царь обратился к начальнику управления благоустройства города Ивану Павловичу:
У нас украшения то елочные готовы?
Надо сказать, я подумала, что из за жары мой слуховой аппарат подводит и сдвинув брови в недоумении напряглась, будто мысленно вытягивая уши как можно ближе к центру зала, чтобы расслышать четче. Аналогичным образом напряжение выразилось и на лицах всех остальных присутствующих в зале людей. Причем, не только журналистов, но и чиновников тоже. Но больше всего растерянность и недоумение читалось на лице того самого Ивана Павловича, к которому был обращен вопрос. Однако, провалиться в этот момент под землю он не мог — в зале уже выложили новый паркет, а потому смело решил уточнить:
Игрушки, которыми елка новогодняя наряжается?
В зале наступила полная тишина. Этот вопрос, конечно, кажется глупым. Какими еще могут быть елочные украшения? Конечно, это именно те, которыми наряжают новогодние елки! Но на самом деле именно такой уточняющий вопрос задала бы большая половина присутствующих, окажись на месте Ивана Павловича. Ведь почти все находящиеся в зале, до сих пор не были уверены — правильно ли они расслышали вопрос мэра. Ведь, согласитесь, странно в разгар того самого дня в июле, когда пришло лето, говорить о елочных украшениях. Но нет! Оказалось — совсем не странно.
- Да, да! Конечно, а каких же еще. Сейчас надо об этом задуматься, Иван Палыч! В декабре достанем елку со склада и, как всегда, выясниться, что гирлянд и звезды нет! Займитесь этим вопросом. И на следующем совещании доложите — как идет подготовка елочных украшений.
В этот момент в зале летали самые разные и противоречивые мысли. Кто то представил, как утром мэру в интимной близости отказала жена. И, желая удовлетворить свои властные амбиции, мэр решил показать характер на работе. Другие подумали, что у Афанасия Сергеича было слабое сердце и температурный режим заданный в небесной канцелярии, совсем лишил его здравости и четкости мысли. Были и другие предположения, но важно одно: все они были призваны ответить на вопрос: «Откуда он упал? Мэр...». Что думал в этот момент Иван Палыч — доподлинно неизвестно. Он старательно записывал поручение в свой ежедневник. Видимо, ввиду особой важности.
Ну а дальше все пошло как обычно. Доклады о состоянии финансов, доходах и расходах бюджета, плане мероприятий на следующую неделю...В общем, писать было решительно нечего. Кроме как о помутнении рассудка главы города. Но об этом писать было нельзя. А потому, с пустыми ежедневниками, но ощущением праздника от испытанных эмоций, журналисты по окончании совещания отправились по редакциям.

Комментариев нет:

Отправить комментарий